lesbians

Подписчиков: 303     Сообщений: 1812     Рейтинг постов: 9,184.3

WoW Ero Warcraft human high elf lesbians Juno-6 artist World of Warcraft ...Blizzard фэндомы 

Ял . ^ JL ■ *л V i Jj&Cry Ií,WoW Ero,Warcraft,Blizzard,Blizzard Entertainment,фэндомы,human,high elf,lesbians,Juno-6,artist,World of Warcraft
Развернуть

Arad Kedar песочница вов World of Warcraft classic dark legacy dark legacy comics Warcraft Comics засада лесби ...Blizzard фэндомы Комиксы Warcraft afk ванилла классик 

Отошел от клавиатуры

Beebz <Dark Legacy» Beebes «Dark Legacy» <AFK>Beebz «Dark Legacy> Beebes «Dark Legacy> Beebz <AFK>Beebz <AFK>Beebes «Dark legacy> «Dark Legacy» Beebes «AFK>Beebz <Dark Legacy» <AFK»Beebz «AFK»Beebes «Dark Legacy» <Dark Legacy» fefama, Hmo &bi mym cleAaeme? L. Mageroth <Dark Legacy>
Развернуть

Overwatch фанфик лесби лесби(СИ) Pharah Mercy (Overwatch) удалённое ...Blizzard фэндомы 

18+ (Фар/Мерси)

Страница на фикбуке

 

Личный кабинет Ангелы Циглер был вершиной мечтаний любого врача. Правда, на столь сложном и специфичном оборудовании мало кто мог полноценно работать, а некоторое оснащение так вообще являлось её собственной, эксклюзивной разработкой. Но мечтать не вредно, ведь так? В углу кабинета скромно висел костюм Валькирии и посох Кадуцей. Два надежных товарища, к помощи которых она редко прибегала здесь, в штатном центре. Мерси ласково погладила крыло костюма. Когда вокруг не раздаются звуки взрывов, то нет необходимости самой летать в поисках пострадавших. Поэтому последнее время доктор обитала в изолированном медицинском центре на севере Канады. Как правило, Ангела принимала тут только тяжелораненых, тех, кто уже заглянул одним глазом за грань. В этих самых стенах острый ум и ловкие пальцы девушки вытащили из лап костлявой огромное количество человек. Некоторые из них являлись очень важными и высокопоставленными персонами, на что самой Мерси было глубоко плевать: врач выкладывалась на полную, исцеляя как генерала армии, так и простого солдата. За заслуги ей даже медаль дали, вон, стоит в шкафу, пылится. Какой толк от наград и денег? Они не согреют в холодную ночь, не спасут от одиночества. Просто цифра в банковском счете. Здесь у Ангелы было всё, что она могла пожелать, и одновременно ничего… Такой вот парадокс.

 Доктор Ангела Циглер, или, как её ещё называют, Мерси. Блондинка с длинными волосами, не очень высокая, но и далеко не коротышка. Среднего роста. Ухоженная и красивая той самой красотой и утонченностью, которая появляется у женщин после тридцати, когда угловатость подростка давно пропала, а признаков старости ещё нет и в помине. Серо-голубые глаза, стройная фигура, которой позавидовала бы и модель. Дело было даже не в том, что Ангела нередко защищала людей на передовой, при этом расходуя горы калорий. Много девушек удивляются, что для красоты тела и здоровой кожи достаточно порой банально грамотно питаться. Для врача, оперирующего на молекулярном уровне и способного поставить нанопротезы практически на любую часть тела, составить себе подходящую диету не стоило и мимолетного усилия. Доктор потянулась, разминая затекшую спину и хрустнув шеей. Даже странно, что Ангела до сих пор одна. На случайные, кратковременные связи у неё выработалось стойкое отвращение, а на постоянного партнера… банально не хватало времени. Будучи по горло в работе, не замечаешь пустоту в себе, но потом, когда в одиночестве смотришь на падающий за окном снег, баюкая в руках стакан с виски, понимаешь одну простую истину: чего-то в этой жизни явно не хватает.
 Удобные джинсы и черная кофта, а на ногах теплые тапочки. Гардероб у девушки был богатым, но на работе она предпочитала практичность, нежели помпезный вид. Содержимое черепной коробки — вот самое большое сокровище врача, а не вот это вот всё. На рабочем столе врача гудел стационарный компьютер. Ангеле предлагали модернизировать его бесшумным кулером, но доктор отказалась: было в гуле допотопных вентиляторов что-то, что её успокаивало, настраивая на рабочий лад. Этот звук напоминал о временах, когда она работала в больнице Цюриха. Один из тысячи условных рефлексов, которым, копни поглубже, подвержен каждый человек, каким бы эрудированным он не являлся.
Военные действия в современном мире, конечно, несравнимы по масштабу с Восстанием Омников, но, тем не менее, повозиться иногда приходится. Человечество жило, живет и будет жить насилием. Полностью свести его на нет невозможно. Невозможно контролировать всё. Падение Овервотч стало тому самым ярким доказательством.

 — Ну где её черти носят? — устало пробормотала доктор Циглер, щелкая на кнопку кофемашины. Не заваренный вручную, конечно, но и такой кофе сойдет. Слегка смятый халат, едва заметные мешки под глазами… вид потрепанный, от бодрого весьма далекий. Больше всего девушка обрадовалась бы нескольким часам глубокого сна, но внезапно Мерси подкинули работенку. И лучше отмучаться лишнее время сейчас, чем потом просыпаться, едва только коснувшись головой подушки, и работать в режиме убитого зомби. Ладно. На самый крайний случай есть стимуляторы, если ударная доза кофеина не поможет. Где там её двойной эспрессо? Иди к мамочке.
 Сообщение на мониторе: «Фиксирую прибытие запланированного пациента №42. Код: зеленый (легкие повреждения). Предварительный диагноз: отсутствует. Осложнений: нет. Ориентировочное время поступления в операционную: 7 минут».
 — Зеленый?! Серьезно? — возмутилась Ангела, вглядываясь в текст на экране компьютера и устало потирая виски. На зрение она не жаловалась, но в нынешнем истощенном состоянии доктору приходилось подслеповато щуриться, чтобы сконцентрироваться на мониторе. Можно было опять-таки установить программу-говорилку, но бездушный голос машины — это не то, от чего Ангела приходила в восторг. — И меня из-за такой чепухи дернули? У них что, аптечки закончились?! Сейчас только не говорите мне, что придется слушать ЕЁ, с кислой миной и в полуубитом состоянии! — Ну уж нет, настало время козырей! Ангела достала из сейфа с лекарствами небольшой серебристый контейнер, размером со спичечный коробок, и откупорила его. Внутри перекатывались прозрачные шарики с ярко-красной жидкостью. Девушка, недолго думая, отправила в рот парочку, запивая дозу горячим кофе вместо воды. Один фиг, состав препарата ничем не испортить, хоть вместе с водкой хлещи. — Думаю, часа на три этого хватит, а потом спать, спа-ать…

 Мерси широко зевнула, прикрывая рот ладонью, и откинулась в кресле. Время есть. Пациенту предстоит пройти кордон, раздевалку, дезинфицирование. Минута. Другая. Допинг начинает действовать. Сердце бьется всё быстрее. Дыхание учащается. Тело наполняется бодростью и силой. Кровь кипит, стряхивая с разума остатки сонливости. В отличие от первоначального прототипа, нынешний стимулятор хоть и был слабее, зато являлся практически безвредным препаратом, позволяя ненадолго вернуть в строй даже начисто истощенного солдата, а цена… Почти сутки беспробудного сна. Не страшно. Ангела и так собиралась в скором времени отправиться на боковую. Так что подобным маневром блондинка убивала одним выстрелом сразу двух зайцев.
 Пора. Привычным движением Мерси собрала волосы в конский хвост. Скорей бы закончить всё и хорошенько вымыть их шампунем, наслаждаясь горячей водой! Бегущие строки на мониторе сообщали, что пациент уже в операционной. Покидая кабинет, Ангела бодро шагала к цели, совершенно забыв про усталость, которая буквально только что давила на неё подобно прессу. По пути доктор никого не встретила. С обязанностями санитарок тут вполне справлялись роботы-уборщики — простейшие круглые механизмы с элементарными алгоритмами и встроенным пылесосом. К тому же, все помещения от перевязочной до атриума были оснащены кварцевыми противомикробными лампами. И пока острой необходимости в ассистентах не было, Циглер вполне справлялась с работой сама. В конце концов, в этот центр попадали только нуждающиеся в специализированной помощи, а не все подряд. Внутри её уже ждали.
 — Фария Амари собственной персоной, — констатировала Ангела, скрестив руки на груди, узнавая в пациентке старую знакомую. — На этот раз даже без своей громоздкой экипировки. Спасибо хоть на этом.
 — Да ладно, Мерси, ты так до самой старости и будешь припоминать мне тот случай? — очаровательно улыбнулась темноволосая девушка со смуглой кожей. Под правым глазом у неё красовалась этническая татуировка «око Гора», а на волосах висело несколько золотых украшений. Уроженка Египта, она являлась носителем его культуры и величия. Фария Амари — практически ровесница доктора Циглер, однако её род деятельности оставлял свои следы. Тело Фарры было результатом упорных тренировок, работы в охранной организации и использования тяжелого штурмового костюма класса «раптор марк VI», который в недалеком будущем заменил танки и артиллерию. Случай, про который ей напомнила Ангела, как раз и произошел в день, когда Амари пришла сюда прямо в своем обмундировании и чуть не разнесла половину хрупкого медицинского оборудования. Раптор — штука полезная, но, в отличие от Валькирии, куда более крупногабаритная.
 — Проехали, — отмахнулась Ангела, вовсе не собираясь устраивать тут дискуссию. Девушка бегло осматривала гостью на наличие видимых повреждений. Странно. Вроде ничего нет. Фария была ей даже симпатична. Стройное тело, сейчас красующееся теплыми штанами и свитером, на ногах тапочки, которые автоматически выдаются в атриуме. Куртку она наверняка оставила ещё в гардеробе — холод, на севере сейчас далеко не лето. Уроженке Египта навряд ли нравилась заснеженная местность и скалистые склоны гор, но временно доктор Циглер вынуждена работать тут. Во всяком случае, пока ремонтируют основную базу. — Проходи в кабинет, а я пока подготовлюсь.

 Стимулятор не действует вечно, и Ангела решила помыться сразу, просто постояв под автоматическим дезинфицирующим душем, в надежде, что не понадобится оперативное вмешательство — код-то зеленый. Горячий пар обработал халат и руки доктора, состав был настолько легким и щадящим, что не мочил ткань и даже не портил прическу. Волосы блондинка убрала под медицинский колпак, на руки надела пару полимерных перчаток, а рот и нос закрыла маской.
 — Раздевайся и ложись на кресло, не впервой же, не тормози. Заодно рассказывай, что у вас там произошло, — попросила Ангела, указывая изящным пальцем на многофункциональное операционное ложе, которое, при желании, можно трансформировать и в кресло, и в стол, и даже в носилки, снимаясь с крепления. Фария медлила: как и любая сильная личность, она упрямо не признавала свои слабости, что порой доходило до полного абсурда. Полгода назад она пришла на своих двоих с таким количеством наспех перебинтованных ранений, что пришлось доставать посох, банально опасаясь за жизнь девушки.
 — Да ничего особе… — начала было Фарра, но замолкла под пристальным взглядом доктора Циглер. Лица за маской она не видела, но глаз было более чем достаточно. Фарра ощутила себя школьницей перед взрослым и строгим учителем. Глубоко вздохнув, девушка выложила правду, сама не замечая, как теребит край своей майки. Топик из тонкой ткани и хлопковые трусики — вот и всё, что осталось на воительнице. Остальные вещи лежали на кушетке бесформенной кучей, на вершине которой гордо красовались солнцезащитные очки — Фария взяла их как единственное средство от слепящего снега. — Охраняли мы одну организацию, ну, ты знаешь, они ещё по части технических новинок впереди планеты всей, и случилось ЧП… дальше секретная информация.
 — Фарра, вот мне, честно, нет никакого дела до чужих тайн, — устало покачала головой доктор Циглер. — Ран я на тебе не вижу. Просто скажи коротко, что с тобой случилось, а я подумаю, как с этим помочь. Все, что ты скажешь в стенах операционной, в них и останется. Камеры сейчас выключены, за это ручаюсь.
 — Нет их. Ран, я имею ввиду. Все мелкие ссадины мне залатали на месте, а от серьезных травм спас костюм. — Фария на мгновение сжала зубы, а затем выпалила, как на духу: — Во время последнего контракта, мы охраняли зону эксперимента межпространственных врат. Что-то пошло не так, и в проеме арки портала распахнулось сияние. Ты бы видела Ангела — словно кусок ночного неба! Космос, сверкающий мириадами звезд… Красиво!.. Было. Пока оттуда не вышел человек. Все думали, что человек… и ученые, и солдаты.
 — И это тебя так беспокоит? — доктор внимательно слушала, подмечая детали. Особенно девушку беспокоили подрагивающие кисти Фарии и её нервный тик правого глаза. Даже татуировка под нижним веком заметно дергалась.
 — Да глупости, — отмахнулась Амари. — Жесть началась потом. Тот, кто из проема вышел — здоровый, на голову выше меня, даже когда я в рапторе. Лицо никто не успел разглядеть. Незнакомец просто расшвырял охрану, и меня в том числе, пинками отогнал ученых от компьютеров, полазил несколько секунд в базе данных и ушел обратно в портал, бормоча под нос: «Опять не то».
 — Так пострадала только твоя гордость? — решила уточнить Циглер, вытирая лоб платком. Стимулятор ускорял обмен веществ, повышая потливость. Доктор тщательно пальпировала суставы и мышцы Фарии, не отмечая ни единого разрыва или растяжения. Разве что… кожа на ощупь была очень теплой и приятной. Мерси потрясла головой, сгоняя наваждение. Этот стимулятор усиливает все процессы в теле. Либидо в том числе.
 — Не смешно, Мерси! — вспыхнула Фарра, слегка дергаясь в кресле. Девушка раздраженно убрала с лица непослушную темную прядь, резко на нее дунув. На щеках появился едва уловимый румянец. — Я, знаешь ли, не привыкла чувствовать себя беспомощной. Да на него половина арсенала раптора ушла! А враг даже не почесался. Ракетный обстрел проигнорировал — просто ушел, как под непробиваемым куполом! А глаза! На миг в них взглянула — до сих пор не могу спать, уже четвертые сутки. Пустые, как у омников, но с какой-то навязчивой идеей в глубине.
 — Вот только при мне омнии не упоминай, пожалуйста, — скривилась Ангела. Трудно найти в мире второго такого человека, негативно воспринимающего упоминание разумных машин. — Что делать с тобой — ясно. Нервный срыв начнем лечить прямо сейчас: гипноз, энцефалограмма, спектральный анализ, на всякий случай, кто знает, может вы повстречали переносчика инопланетной заразы. А дальше — месяц пить таблетки. И чтоб не как прошлый раз — режим надо соблюдать в точности!
 — О’кей, док. Тебе виднее, я тогда своим наберу, чтобы выдыхали. Меня ребята ждут в аэропорту, — Фария хотела было встать, но мягкая ладонь настойчиво остановила её движение.

 — Много времени не займет, тем более, гражданская связь тут не ловит. Телефон бесполезен. Если так хочешь, отправь им сообщение с терминала атриума, но опять же —
время. — Ангела уже настраивала оборудование, вбивая требуемые параметры. Фария ей не чужая, и раз уж старая знакомая пришла в поисках спасения, она выложится на полную катушку и проверит её с головы до пят! Чего стоило этой сильной девушке сознаться в том, что её мучает?
 — Ладно. Перетерплю. А больно будет? — задала банальный вопрос воительница. Вот парадокс — бросаться в гущу сражения она не боится, а вот операционная заставляет Амари нервничать!
 — Ты даже ничего не почувствуешь, Фария, — улыбнулась доктор Циглер самым краем губ. Блондинка хрустнула шеей, чувствуя, что тело под стимуляторами буквально ноет от ничегонеделания. Сердце отбивало ритм легкой тахикардии, а дыхание становилось слишком частым, как после быстрого бега.
 — А это зачем? — Фарра ткнула пальцем в кислородную маску, которую протягивала ей Ангела. К медицинскому приспособлению шла пар полых трубок от ближайшего аппарата.
 — Просто надень и расслабься. Что ты как маленькая? — Ангела установила маску так, чтобы она закрывала рот и нос девушки. Плотная герметичная подушка и резинка надежно зафиксировали аппарат для ингаляции. Фарра нервничала — всё стресс и недосып. Мерси подсказывала, ей что делать: — Вдыхай, выдыхай. Расслабься, вот так. Всё. Сладких.
 — Что ты имеешь в ви… моя… голова-а, — Фария лежала с полуприкрытыми глазами и медленно мотала головой, тело закаленной в боях валькирии расслабилось, а сознание уплывало. Опущенные веки дрожали, сама комната, как и лицо Ангелы, поплыли перед ней. Она попыталась поднять руку, но не смогла пошевелить и пальцем. — Всё кружи…
 — Совсем забыла, какая ты выносливая, Амари, — Ангела хлопнула себя по лбу и увеличила концентрацию транквилизатора в газе, подаваемом аппаратом для наркоза. — Теперь точно баиньки.

 Глаза Фарии закатились наверх и спокойно закрылись. Руки, ноги, живот, мышцы всего тела потеряли тонус, а долгие дни страдающее сознание погрузилось в спасительный медикаментозный сон. Смуглая воительница тихо сопела, продолжая вдыхать усыпляющий её газ. Обратная сторона прозрачной маски для наркоза запотевала от дыхания Фарры.
 — Приступим, — доктор подключила к вискам девушки электроды собственного изобретения. Какие же у неё длинные ресницы… Психостимулирующий эффект прибора, вместе с полным выключением сознания, обычно лечит даже самые запущенные случаи неврозов. Здесь будет даже легче: Фария сильная, и не только телом, но и несгибаемым боевым духом. С кем же они столкнулись, что бесстрашный штурмовик ТАК испугалась? Неважно. Сейчас неважно. Главное — помочь старой знакомой.
 На всякий случай Ангела просканировала всё тело Фарры, но так ничего опасного и не нашла. К тому же, подключила датчик мониторинга давления и пульса. Ни-че-го. Молодая девушка, в самом расцвете сил. Даже засекреченный магнитно-импульсный томограф, рядом с которым любой гражданский МРТ — это жестяной мусор, обнаружил только легкое растяжение плечевого сустава.

 — Вот так, — спустя пять минут доктор Циглер массирующими движениями пальцев наносила на плечо Фарии белую мазь. Регенеративный комплекс многократно ускорит выздоровление. Старая разработка. Она пришла ещё с довоенных времен, от организации, у которой не было даже названия — настолько секретные разработки там создавались. Что-то дожило и до наших дней. Ангела не брезговала чужими исследованиями и легко делилась своими с каждым желающим союзником. Привычка делать всё сразу и идеально, а так — растяжение и само заживет. Так почему же она прибегла к мази… Если честно, положа руку на сердце, касаться кожи Амари было более чем приятно. Доктор с трудом заставила себя остановиться. — И плечо подлатала, и от кошмаров избавила, и выспишься хорошо. Мерси такая молодец. Почему же тогда меня не ждет никто, как Фарию Амари? Может, что-то я делаю неправильно, а?
 Отвечать было некому. Комплекс пустовал, единственной, кто в нем бодрствовал, была сама доктор Циглер, что её вовсе не радовало. Мерси положила ладонь на лоб Фарии, аккуратно поглаживая волосы спящей девушки. Пора снимать электроды, прибор уже сделал своё дело. Сердце врача стучало набатом, и сейчас это не только действие стимулятора. Склонившись очень низко к пациентке, доктор глубоко вздохнула. Амари пахла просто великолепно. Легкий флер духов смешивался с ароматом её собственного тела. Ангела всегда признавала свои желания, признавалась самой себе, но осуществлять не решалась. Фарра. Такая сильная, красивая. Её гордый полет всегда придавал уверенности даже в самое отчаянное время. Люди тянулись к ней неосознанно, восхищенные сиянием воительницы. Тут даже крылатый доспех не причём, раптор всего лишь инструмент. Всё дело в самом человеке.

 — Ты такая красивая, Амари, — прошептала блондинка, держа в руке прядь темных волос. Заколки с них сняли ещё перед магнитным сканированием. В душе доктора боролись стыд и тяга к такой теплой и прекрасной девушке. В конце концов, годами томящееся от одиночества сердце взяло верх над разумом. Может, какую-то роль сыграл и стимулятор, кто сейчас скажет наверняка? Точно не Мерси. Бедная, разрываемая противоречиями, девушка взяла руку Фарии, медленно подняла её к губам и робко поцеловала тыльную сторону кисти. Спит. Такая милая. Бросаться искать раненных на поле боя требовало меньше решимости, чем отважиться на близость. Мерси тихо-тихо прошептала сухими губами: — Я спасла тысячи жизней, а меня спасти некому, ведь никто не узнает про этот маленький грех, да? Даже ты сама, Фария. Прости. Прости.
 Ангела Циглер. Гордость врачебного мира, спаситель людей и просто хороший человек, сегодня уступила пустоте внутри. Той, что является частью каждого человека. Той, что тянется к теплу других. Мерси робко сняла халат, повесив его на спинку кресла. Руки едва заметно подрагивали, точь в точь, как у Фарры недавно, вот только эту дрожь вызывали совсеееем другие эмоции. Доктор лишний раз убедилась, что все пишущие приборы выключены, а посторонний в операционную не зайдет. Легкое движение руки — и следом за халатом отправляются: колпак, маска, перчатки и резинка для волос. Золотистые локоны драгоценным водопадом ложатся на плечи женщины, резко контрастируя с черной тканью кофты.
 — Ангела, ну вот что ты делаешь? — доктор Циглер пристыдила сама себя, для пущей убедительности похлопав ладонями по щекам. Не помогло. Стоило только взгляду Мерси упасть на сонную Фарру, как все остальные чувства смывало. Оставалась только жажда хоть капельки тепла тела другого человека.

 Свет в кабинете был в наличии только искусственный, ведь сама операционная располагалась под землей. Шум вентиляторов разносится в тишине, тихо попискивает аппаратура, показывая пульс и давление Фарры. Сглотнув комок в горле, доктор запустила руку под майку пациентке. Больше всего Ангеле хотелось коснуться губ Фарии, но газа она пока вдохнула немного, и если снять маску, в любой момент может очухаться — слишком уж сильная, а колоть ей что-то посерьезнее доктор не стала. Порок пороком, а вредить пациенту она никогда не будет. Под ладонью Мерси лежала тепла кожа живота, двигающегося в такт дыханию Амари. Нежная поверхность, без единого волоска. Ангела помнила, что Фарра поддерживает своё тело полностью гладким не только из соображений гигиены. В рапторе долго полетаешь, потеть в нем не особо приятно, тем более — с лишним волосяным покровом.
 — Ну даешь, Амари! — восхищенно шептала доктор Циглер, поглаживая кубики пресса на животе пациентки. — Так в глаза не бросается, но у тебя и правда развитая мускулатура. Не как у Зари, конечно, там мускулов ого-го, но неплохо.
 Мышцы совсем не портили Фарру, она оставалась всё такой же женственной и изящной. Руки Ангелы скользили по животу и тонкой талии египтянки. Уже чувствуя, как непрошеная краска заливает её лицо, блондинка задрала майку сонной Фарии. Лифчик пациентка сняла заранее, и сейчас перед лицом доктора оказались две упругие груди с темными кругами сосков. Забыв, как дышать, Мерси обняла бессознательную Фарру, зарывшись лицом в манящей ложбинке. Нежные холмики грудей коснулись её щек. Тепло воительницы действовало на доктора как наркотик, заставляя раскрыться, расцвести, подобно созревшему бутону розы, отбросить все сомнения страхи.
 — Сейчас есть только мы, и больше ничего не имеет значения, — Ангела судорожно стянула с себя кофту, расстегнула и скинула на пол ремень, джинсы. Тапочки и белые носки тоже полетели прочь — пол теплый и стерильный. Оставшись в одном только нижнем белье, девушка продолжила свои постыдные действия.

 Лишний раз убедившись, что Фарра спит без задних ног, а сонный газ по трубкам поступает исправно, Ангела сняла белый лифчик, колготки и кружевные трусики, которые через секунду оказались в ворохе остальных вещей, и прильнула к пациентке. Мерси удобно устроилась, примостив свою голую попу на коленях Амари. Кожа бедер тут же стала сладко ныть, ощущая тепло. Препарат для наркоза доктор Циглер подобрала особенный, как раз для психостимуляции. Он полностью расслаблял тело и угнетал сознание, но не препятствовал метаболизму, даже наоборот — ускорял его. В какой-то мере Фарра сейчас чувствовала, что с ней происходит, но полностью вырубленное сознание ничего не запомнит.  Жизнедеятельность работала как у бодрствующей, но с миорелаксирующим эффектом, который превращал крепкие мышцы девушки в податливую и нежную плоть. Поэтому на смуглой коже сейчас проступали бисеринки блестящего пота, которые тут же слизывались возбужденной блондинкой.
 Ангела обнимала Фарию, прижимаясь настолько плотно, насколько это вообще возможно. Она купалась в тепле и нежности спящей воительницы, целуя её шею и ключицы, лаская непослушными руками красивую грудь. Со стороны зрелище было более чем интригующим. Белоснежная Ангела, с аристократично бледной кожей, нежным телом и солнечными волосами, слилась со смуглой и спортивной Фаррой, чьё строение заставило бы обзавидоваться половину чемпионок по легкой атлетике. Игра контрастов, игра чувств. Доктор Циглер просто горела, лихорадочно целуя каждый сантиметр спящей любовницы поневоле. Мерси прошлась по ложбинке Фарии языком, приложив его к ней до самого основания, она слизывала капельки пота, направляясь вверх, по шее, и добираясь до ушка. Слегка прикусив мочку уха, доктор одернула себя. Не хватало ещё чтобы Амари обнаружила следы любви, когда проснется.

 — Блин. Чертов стимулятор, — пробормотала Ангела, коснувшись себя между ног. Голова слегка кружилась от нахлынувших чувств. Нешуточное возбуждение и допинг вылились в обильные выделения, и девочка Мерси бесстыдно мокла. Острота ситуации добавляла адреналина. Обнаженная доктор Циглер лишний раз пробежалась проверить, заблокирован ли вход в операционную. — Ладно, Фарра, прости ещё раз, девочка, но остановиться я не в силах.
 Повинуясь манипуляциям Мерси, кресло окончательно перестроилось в стол, приняв лежачее положение. В отличие от стандартных операционных лож, поверхность этого покрыта мягким полимером и несколько шире обычного, поэтому Ангела смогла лечь рядом с Фаррой, заодно выключая подачу наркоза.
 — Ты нанюхалась уже достаточно, чтобы сопеть до утра, как младенчик, — голос доктора Циглер лучился неподдельной нежностью, когда она снова легла рядом, по-хозяйски закинув одну ногу на Фарию, а правой рукой стала гладить её по щеке. — Милая, ты сводишь меня с ума… Боюсь представить, окажись ты сейчас в сознании — сердце, наверное выскочит из груди. Чувствуешь?
 Доктор приложила ладонь Фарии к своей груди и с непередаваемой теплотой смотрела на её умиротворенное лицо. Бормоча всякие глупости, блондинка оседлала спящую, навалившись сверху, как хищник на добычу, и стала ласкать кончиком языка ухо Амари, одной рукой придерживая изящную шею, а другой поглаживая грудь. Под чувствительными пальцами Мерси ощущалось ровное сердцебиение расслабленной Фарры. Тревоги отступили, Ангела позаботится, чтобы они не вернулись к Амари и впредь. Тем временем ладонь начала путешествие вниз, с холмиков груди по плоскому животу, пару раз прошлась по талии, а затем… Одновременно целуя сонные губы пациентки, доктор запустила руку к ней в трусики. Мягко, тепло, влажно, нежно. И там, и там. Чарующие губы Фарры немного высохли после наркоза, но Ангела старательно целовала их, и они вновь стали блестящими и влажными. А пальцы девушки оказались в просто волшебном месте. Как можно быть настолько желанной? Запах Амари окутывал, груди доктора прижимались к её грудям. Одной рукой Ангела придержала подбородок египтянки, чтобы приоткрыть спящей красавице рот и добраться до её языка своим. Движения язычком внутри рта распалили Мерси окончательно.

 Не помня себя, доктор коснулась своего потаенного места, погружая два пальца в тело всё глубже и интенсивнее. Мерси с трудом сдерживалась, чтобы не укусить Фарру в порыве страсти. Вместо этого блондинка самозабвенно целовала соню, руками лапая всё, до чего только дотягивалась. Кожа обеих девушек вспотела, и контакт получался более чувственным. Эмоции уносили сознание в теплую гавань. Для одинокой Мерси это стало откровением. Что можно так наслаждаться кем-то, просто чувствуя, что она рядом. Теплая, мягкая, живая! Беззащитная спящая Фарра очаровала Ангелу просто самим фактом своего существования. Вот ладонь касается спины, вот — упругой груди, вот — сжимает овал бедер. Сбившись, забывая дышать, она окуналась в губы своей любовницы, отрываясь только, чтобы сделать судорожный вдох.
 Вот и настал черед попробовать на вкус ЕЁ. Ангела склонилась над бедрами Фарии, раздвигая ноги застонавшей девушки. Доктор замерла, чувствуя, как по её спине стекают капельки влаги. Но стон вырвался у Амари рефлекторно, просто она выдохнула резче, когда её двигали. Транквилизатора, который она вдохнула, хватит на пару часов сладкого и глубокого сна, тем более, девушка пришла практически истощенной. Приблизив лицо к девочке, Ангела не стала снимать с неё трусики, а просто отодвинула мешающую ткань в сторону. Возбуждение делало тело таким легким и снимало все тормоза. Доктор двумя пальцами раздвинула половые губы валяющейся девушки и коснулась её ТАМ кончиком языка. Не плавай сейчас Фария в царстве морфея, то ощутила бы, как горячее дыхание Мерси обдает её интимное место.
 Не собираясь останавливаться на достигнутом, блондинка разместила ноги Фарры у себя на плечах, а сама принялась медленно, наслаждаясь каждой секундой, вылизывать её. Приятная теплая тяжесть давила на плечи. Прижиматься было так приятно, что Ангела обхватила бедра девушки ещё и руками, буквально ввинчивая язык в нежную, расслабленную плоть. Выключенное сознание Фарры не давало ей хорошо намокнуть, но слюна блондинки и так делала девочку влажной, буквально тающей под языком. Циглер поймала себя на мысли, что готова проводить так время часами, жадно прильнув к ногам Амари, как котенок к миске с молоком. Как хорошо! Язык оказался окружен теплой и мягкой клеткой, облизывать стенки которой было настоящим экстазом. Указательным и средним пальцами правой руки Ангела удерживала половые губы безмятежно посапывающей Фарии, чтобы ничего не мешало её языку вращаться во влагалище и вылизывать клитор, а второй рукой доктор продолжала стимулировать себя. Два пальца интенсивно таранили её, в то время как большой не забывал про собственный клитор. Мерси таяла и тихонько постанывала от наслаждения. Вдруг девушка краем глаза заметила, как пальцы Фарии на ногах двинулись.
 –Нет-нет-нет, нельзя, — блондинка быстро подбежала, трясущимися от волнения напополам возбуждением руками она надела на лицо Фарры маску и нажала на подачу газа. Причем аппарат она запустила, коснувшись кнопки пальцем ноги. Изящная стопа Мерси по памяти нашла нужное место — не первый раз использует этот прибор, каждую кнопку наизусть знает. Фух! Успела. Легкое шипение сообщает о работе наркоза. Она же со стыда сгорит, если египтянка сейчас очнется!
 — Спи, Фарра. Спи. Вот это сила! Лошадиная доза снотворного не берет! — шептала в смуглое ушко доктор Циглер, придерживая маску. Поцелуй мочки уха перерос в ласковое вылизывание шеи. Ангела не узнавала себя. Ей хотелось покрыть поцелуями каждый сантиметр этого великолепного тела. — Ты просто супер.

 — Черт. Была не была, — Ангела поняла простую истину: одних только пальцев ей будет маловато! Пару мгновений ушло на то, чтобы найти в ворохе своих вещей карман халата с магнитным ключом. Из личного шкафчика в операционной была извлечена коробка, а в ней… Ну что прикажете делать одинокой девушке?! Да. У Мерси был вибратор. Красавец. Среднего размера розовый дилдо, спрятанный там, куда, кроме неё доступа никому нет. Блестящий врач, крылья мира, и просто лучащаяся светом девушка, хранила свои маленькие секреты. Хотя, по размеру он не такой уж и маленький, «секрет»-то.
 Ангела перестроила стол так, что нижняя его часть разделилась надвое — это бывает полезным при хирургических манипуляциях в зоне промежности. Пригодилось и сейчас. Стройные ноги Фарии разъехались вместе с тем, на чем лежали, а сам стол трансформировался в подобие гинекологического кресла. Мерси встала на колени, расположив дилдо на присоске прямо под собой и одновременно целуя сонную девочку между ног, опустилась прямо на подставленный член. Даже смазка не понадобилась — доктор Циглер текла как последняя сучка. Пик возбуждения и прием стимуляторов сыграли в её пользу. Привычное удовольствие усилилось стократ, Ангела начала плавно, а затем всё быстрее насаживалась на розовый прибор. Девушка двигала бедрами как заправская наездница, дыхание становилось всё более тяжелым. Мерси так увлеклась, что даже не заметила густой струйки слюны, свисающей с подбородка. Наконец, она почувствовала, как внутри неё что-то назревает, волны тепла расходились от вибрирующего прибора, у основания которого находился второй нарост. Каждый раз, как бедра девушки опускались, этот жужжащий кончик упирался в клитор, заставляя доктора ёрзать из стороны в сторону.

 Ангеле снесло крышу. Оргазм был сродни удару током. Он прошелся по телу волной спазмов, заставив ту буквально взвыть от удовольствия. Крик она сдержала, закусив губы и закатив наверх глаза. Несколько ударов сердца она даже не могла вдохнуть, пока не опустилась без сил, щелкая выключателем вибратора. Ангела сидела на полу, прижавшись щекой к ноге Амари. По щекам катились слезы, а руки заметно дрожали. Кое-как вернув контроль над телом, она пошла одеваться. Стоило только отойти от безмятежно сопящей Фарры, как доктор ощутила холод.
 — И как мне теперь прикажешь жить без тебя? — грустно прошептала Мерси, вытирая свои слюнки вперемешку с соками Амари салфеткой и возвращая майку и трусики воительницы на свои законные места. Спустя пять минут Фарра уже лежала в палате, а в своем кабинете спала без снов доктор Циглер, зябко кутаясь в толстый плед. Последним, о чем подумала девушка, было: «Никакое одеяло не заменит её тепла».

День спустя…



 Возле ворот центра прощались две девушки. Бодрая Фария Амари, обнимавшая напоследок доктора, и грустная Ангела, покрасневшая от таких фривольностей до самых кончиков волос. Солнце сияло как никогда ярко, его золотой свет играл как на белоснежном зимнем покрывале, так и на локонах подруг. Особенно сильно светились белокурые пряди доктора Циглер. Идиллия. Если бы ещё не этот довольно резкий ветер…
 — Из-за меня встала в такую рань. Всё в порядке, тревога отступила, и даже кошмары не снятся. Я, конечно, удивилась, придя в сознание в кровати. Но ничего, главное — теперь можно спокойно жить, — сказала смуглая воительница, поправляя шапку на голове. До взлетной площадки ещё надо дойти, вот Фарра и утеплилась, одолжив у врача зимний комбинезон. Девушка ничего не помнила и даже не догадывалась, какая буря эмоций кружилась в такой спокойной на первый взгляд Мерси. — Слушай, а у тебя есть запасной, ничего, что я его взяла?
 — Да брось. Мне Мэй несколько таких подарила, а уж она в утеплении разбирается. Не замерзну, — отмахнулась Ангела, глядя, как Амари теребит шерстяной воротник комбинезона. Лишь бы она вернула его непостиранным, тогда можно будет снова вдохнуть этот запах… — Я всегда буду рада видеть тебя.
 — Даже в рапторе? — весело уточнила египтянка, улыбаясь во все свои тридцать два белоснежных зуба.
 — О нет! Не, я сказала! — деланно нахмурилась блондинка, попеняв шутнице пальцем. — Второго такого пришествия мой бедный центр не переживет.
 — Ладно. Бывай, Док, — помахала рукой на прощание девушка. Снег под её ботинками хрустел, а восходящее солнце подсвечивало стройную фигуру. — И спасибо ещё раз! Спасла жизнь. Не первый раз. Смотри, начну бегать к тебе, с криками «Мне нужно лечение!», как кое-кто.
 За звуками ветра Амари не услышала, как Мерси прошептала: «Тебе спасибо».
 — Фарра! — блондинка докричалась до убегающей, для этого ей пришлось сложить ладони рупором, перебивая свист ветра. — Когда будешь свободна, заглядывай на чай!

 Спустя час, когда Ангела сидела в кабинете и тупо смотрела в окно, пришло сообщение от Фарии: «Чай оставь для Трейсер. В следующий раз будем пить вино)»
Развернуть
В этом разделе мы собираем самые смешные приколы (комиксы и картинки) по теме lesbians (+1812 картинок, рейтинг 9,184.3 - lesbians)